9 канал израиль лента новостей

Авигдор Либерман: «Решение о наземной операции пока не принято»

Сотки тыщ обитателей нашей страны продолжают оставаться под обстрелом. В студии программки — глава МИДа Израиля Авигдор Либерман.

Евгений Сова: Хороший вечер, государь Либерман, только-только закончилось заседание правительственного кабинета, членом которого вы являетесь. Что решили, о чем можно гласить?

Авигдор Либерман: Единственное, что можно сказать — мы продолжаем политику, начатую некоторое количество дней тому вспять. Мы атакуем все позиции, с которых они ведут обстрел, мы ведем тотальную войну против всех боевиков. Абсолютное большая часть из их ушли глубоко под землю, но те, которые высовываются из собственных нор. мы стараемся их устранить. Израиль также производит ликвидирование всех штатских домов, которые употребляются боевиками в качестве щита, в качестве прикрытия. Мы ведем эти деяния ответственным образом, поначалу звоним, предупреждаем семью, просим бросить помещение и только после чего его разрушаем.

Евгений Сова: Айман Сиам, глава ракетной службы ХАМАСа. Несколько часов было сообщение о том, что он уничтожен, потом, я так понимаю, что он не уничтожен.

Авигдор Либерман: Мы убили целый ряд боевиков «Исламского джихада», который отвечает за ракетные обстрелы Израиля, и ХАМАСа. Вдаваться в подробности не имеет смысла, но ликвидированы 10-ки боевиков, конкретно тех, которые отвечали за ракетный обстрел Израиля, которые правили им. Другой нашей целью является разрушение всех атакующих туннелей. ХАМАС за последние пару лет пробовал выстроить несколько туннелей, которые завершаются в Израиле, начинаются в секторе Газа. Пытаемся повредить все известные нам туннели. Это, наверняка, основное, чем сейчас занимается израильская армия: угнетение огневых точек, ликвидирование боевиков и туннелей.

Евгений Сова: Сейчас вы произнесли, что Израиль пробовал успокоить ситуацию, снять напряжение, а взамен получил ракеты. Если я верно вас сообразил, эта формулировка — тишь взамен тишины — все еще была на повестке денька правительства?

Авигдор Либерман: Как понятно, Израиль никогда не начинал эскалацию конфликта ни на одной из собственных границ. Всегда эскалация была результатом действий неприятной стороны. Я желаю возвратиться к началу — точке отсчета нынешней ситуации. Это похищение и зверское убийство троих подростков. Когда армия начала поиски подростков и стала давить на представителей ХАМАСа в Иудее и Самарии, ХАМАС из сектора Газа начал стрелять по Израилю. И равномерно мы дошли до нынешней ситуации. ХАМАС задумывался, что он приготовил для нас много «сюрпризов», рассчитанных на то, чтоб запугать Израиль. К примеру, ракеты, которые летают до Хадеры и Кейсарии, внедрение морских спецподразделений. Но Израиль достаточно стремительно отыскал ответы на все эти «сюрпризы», которые ХАМАС желал приготовить. Ясно, что ХАМАС проиграл эту баталию и пробует вынудить Израиль возвратиться к шаткому положению «ни мира, ни войны». Сейчас у нас есть много воззваний. К нам обращаются Катар, Турция, Египет. Дескать, ребята, давайте жить умиротворенно, не обстреливайте.

Читайте также:  карта израиля и палестины на русском языке

Евгений Сова: Они выступают в роли посредников?

Авигдор Либерман: Да, но кто зачинатель этого процесса, направленного на скорейшее возвращение к тому, что было? ХАМАС. ХАМАС растерял 10-ки главарей, 10-ки домов и административных построек, в том числе здание Министерства внутренней безопасности, он лишился туннелей. Израиль сейчас будет реально взвешивать и решать, что делать далее.

Евгений Сова: В пн в Кнессете вы произнесли, что ваша позиция по террору не была услышана в правительстве. За прошлые три денька вас услышали?

Авигдор Либерман: Наша позиция, моя и Ицхака Аароновича, представителей НДИ в кабинете, очень ясна и довольно весома. Совместно с тем, я не желаю на данный момент дискуссировать, что происходит в рамках кабинета либо правительства. Я могу только сказать, что моя позиция всегда была очень точная и поочередная. Все, что делаешь — делай до конца. Нереально всегда колебаться и разрываться. Если мы пошли против ХАМАСа, то нужно идти до конца. Мы не можем позволить, чтоб после того, как мы передали под контроль Абу-Мазена весь сектор Газа до последнего мм в согласовании с границей 1967 года, Абу-Мазен передал контроль над этой территорией в пользу ХАМАСа (либо растерял этот контроль). А ХАМАС занимается тем, что обстреливает Тель-Авив. Не имеет смысла проводить ограниченные операции. Мы уже провели две таких операции — «Литой свинец» и «Пасмурный столп» — и лицезреем, что всякий раз после окончания этой операции ХАМАС становится более сильным, более действенным и поболее нахальным.

Евгений Сова: Будет ли наземная операция, и что должно произойти, чтоб наземная фаза вошла в силу?

Авигдор Либерман: Я желаю задержаться на событиях в Тель-Авиве. Я был в Тель-Авиве два денька вспять, когда был 1-ый раз обстрел. Люди отдыхали на берегу моря. Я ощутил гордость за наш люд. Невзирая на сирены, кто-то пошел и погрузился, кто-то продолжал лежать на берегу. Наш люд ведет себя так достойно и тихо! Это главное условие для продолжения операции. Я был в Сдероте, я лицезрел, как себя ведет люд там: очень выдержанно, очень достойно, без паники, без суеты. По поводу наземной операции — все находится в зависимости от ближайших событий, от событий наиблежайшего денька. Единственное, что я могу сказать — все варианты полностью вероятны. Отлично, если мы перейдем к фазе наземной операции. Но есть и другие варианты. То, что ХАМАС уже получил — это совсем-совсем много. Это видно по интенсивности действий тех посредников, которые желают вступить на данный момент в игру: Турция, Катар, Египет, Норвегия. Мы никуда не торопимся, мы все взвесим, поглядим и только после чего будем принимать решения, беря во внимание то, как нам удалось причинить вред их способностям, их ракетному потенциалу, как нам удалось устранить более активных боевиков.

Читайте также:  консульство израиля в москве отдел репатриации

Евгений Сова: Премьер-министр гласит, что Израиль не может закончить поставки горючего и электричества в Газу — этому мешают юридические советники. Выходит, что все заявления, поступающие от вас и правых политиков — это просто заявления, ведь мы знаем, что не можем этого сделать.

Авигдор Либерман: От меня таких заявлений вы не слышали. Я считаю, что на данный момент мы должны довести дело до конца и свергнуть режим ХАМАСа. Непременно, есть много юридических заморочек, Израиль действует в согласовании с интернациональным законодательством. Отключить электричество в поликлиниках — это не вписывается в рамки интернациональных норм, дело не в ХАМАСе, мы сами желаем оставаться — в отличие от животных с другой стороны — в рамках интернационального права, мы желаем оставаться людьми, жить в согласовании со своими человечьими ценностями.

Евгений Сова: Спасибо огромное, что вы к нам пришли. Итак, в наиблежайшие двое суток, зависимо от ситуации, будет принято решение о наземной операции.

Авигдор Либерман: Да, решение не принято, все варианты вероятны.

Денек. Спецвыпуск. 18.00

Загружается видео-плейер.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *