ксения светлова журналистка израиль биография

Гармонист и арабистка

ксюша светлова журналистка израиль биография Александр (Саша) Окунь родился в 1949 году в Ленинграде. В 1972-м окончил Академию художеств им. В.И. Мухиной. С 1979 года живет в Израиле, преподает живопись в Академии художеств и дизайна «Бецалель» в Иерусалиме. Доктор Беллармайн-колледжа (Луисвилль, США). Лауреат многих премий и стипендий, член Интернациональной художественной ассоциации при ЮНЕСКО. Его картины можно узреть всюду — от Российского музея в Санкт-Петербурге до Негев-музея в Беэр-Шеве. Друзья именуют его «отцом семиотической кухни». В соавторстве с Игорем Губерманом Окунь написал «Книгу о смачной и здоровой жизни».

Посреди 70-х Александр Окунь вступил в группу еврейских живописцев «Алеф». По его собственному признанию, из-за боязливости: «Я ужаснулся сказать «нет». Страшился, что меня сочтут трусом. Но, честно говоря, идеи сотворения группы я не делил. Я считал, что еврейского искусства не существует. И, нужно сказать, с того времени мое мировоззрение не изменилось».

Конкретно данной теме Александр Окунь предназначил огромную часть собственного выступления. При помощи слайдов с работами израильских живописцев, архитекторов и архитекторов он попробовал наглядно доказать свою позицию. По словам Окуня, в израильском искусстве, как и в искусстве хоть какой другой страны, находятся свои сюжетные традиции, свои цветовые палитры, также воздействия, привнесенные из государств финала живописцев. Но все это никак не является свидетельством наличия фактически еврейского искусства.

Живописец поведал зрителям занятную историю о том, как в 1979 году, перед отъездом в Израиль, заполучил в Питере древную тульскую гармонь. Позднее он научился на ней играть и даже был приглашен совместно с ней в иерусалимский театр «Хан» на роль в спектакле «Чонкин». Так Александр Окунь стал первым в Израиле гармонистом.

На израильском русском телеканале «Израиль Плюс» Окунь вкупе с Игорем Губерманом ведет развлекательную программку «На троих», построенную по принципу непосредственной беседы с гостями передачи.

ксюша светлова журналистка израиль биография На том же телеканале работает журналистка Ксюша Светлова. Правда, никак не в веселительном жанре. Ее животрепещущие репортажи и комменты в выпусках новостей освещают, пожалуй, одну из самых актуальных для Израиля тем — тему арабо-израильского конфликта.

По образованию Ксюша журналист и ориенталист, в совершенстве обладает арабским. Кроме телеканала «Израиль Плюс», работает в Международном институте исследования ближневосточной прессы. Ее аналитические статьи публикуются в израильских и русских газетах. В качестве профессионала по арабо-израильскому конфликту Ксюшу Светлову приглашали на российскую радиостанцию «Эхо Москвы».

До вечера с Ксюшей Светловой поговорил корреспондент Jewish.ru.

— Не так давно телеканалу «Израиль Плюс» исполнился один год. Для телезрителя он ассоциируется, в том числе, и с именованием Ксюши Светловой. Все же, о «дотелевизионной» поре вашей биографии фактически ничего не понятно…

— Все началось еще в Москве, когда я в 13 лет пошла на кружок журналистики при Доме пионеров. А в 14 лет я уехала с матерью в Израиль. С того времени, с начала 90-х, живу в Иерусалиме. Там я окончила школу и позднее поступила в Еврейский институт, где изучала журналистику и востоковедение, осуществив, тем, обе свои мечты. В особенности, это касается арабского языка, который всегда завлекал меня собственной загадочностью. Естественно, в его исследовании помогает познание иврита. С другой стороны, были и определенные трудности. К примеру, с произношением неких слов. В институте я окончила первую ступень по обоим фронтам и на данный момент заканчиваю вторую — по востоковедению, специализация «Изучение исламских конструктивных движений в Египте XX века». За время учебы я сменила неограниченное количество мест работы, при этом с журналистикой либо с востоковедением были связаны далековато не все. Одним из последних мест работы был Интернациональный институт исследования ближневосточной прессы.

Читайте также:  сектор газа израиль на карте

— Вы там управляли русским отделом?

— Конкретно. Этот институт занимается переводом арабской прессы фактически на все главные языки мира, в том числе на российский. Мы считаем, что очень принципиально ознакомить аудиторию с тем, что происходит в арабских СМИ, которые являются безрассудно увлекательной темой. Их воздействие на арабский мир громадно, чему почти во всем содействовало возникновение спутниковых телеканалов. Освещение ими арабо-израильского конфликта и 2-ой войны в Ираке отражает нынешнюю ситуацию в арабском мире. Мы переводим на российский материалы из газет, делаем подборки, пытаясь при всем этом сохранить некую нейтральность… Естественно, в арабских СМИ часто звучат «кровавые наветы на евреев» либо обвинения в глобальном шпионаже. Но, с другой стороны, слышны и либеральные представления, которые очень увлекательны. Такие материалы возникают и в Египте, и в Тунисе, и в Саудовской Аравии. В особенности после событий 11 сентября.

— Наверняка, вам не раз делали комплименты по поводу вашего владения ивритом. Спецы высоко оценивают и ваш арабский. Но как вам, уехавшей из Рф в достаточно молодом возрасте, удалось сохранить потрясающий уровень в российском языке?

— Ну, уже не в настолько молодом — я приехала в Израиль четырнадцатилетней. Другими словами мне относительно подфартило. Во-1-х, в моей школе факультативно преподавали российский язык. Во-2-х, я никогда не прекращала читать на нем. И, конечно, сохранить язык помогает вращение в русской среде. А с того момента, когда 18 месяцев вспять я начала писать в «Новостях недели», где веду постоянную колонку «Арабский мир за неделю», я и сама чувствую, что мой российский приметно улучшился. Долгое пребывание за границей, непременно, сказывается, но я стараюсь…

— Если не ошибаюсь, вы стали единственной израильской журналисткой, смогшей взять интервью у палестинского министра экономики Салама Файяда. Как вам это удалось?

— Да, было такое… Файяд преднамеренно отрешался встречаться с представителями СМИ. Но мои напористость и упрямство, которыми меня попрекали в детстве, сыграли добрую службу. Я работаю журналистом меньше 2-ух лет и, не будучи знакомой со всеми этими политиками, решила звонить впрямую в канцелярию государя министра, чтоб получить разрешение на интервью обычным методом. И звонила в течение 2-ух–3-х недель. В один красивый денек я, видимо, так надоела секретарше, что она произнесла: «Я не могу назначить для тебя интервью с ним — он недолюбливает вас, журналистов. Но если ты так этого хочешь, он на данный момент встречается с представителями Евросоюза в гостинице в Рамалле. Можешь приехать туда с оператором и спросить его напрямую»… Уже через 20 минут мы были там. Видимо, из-за присутствия европейцев он не сумел отказать израильской журналистке в маленьком интервью.

— Весной этого года вы конкретно участвовали в иракской кампании, освещая ход проведения операции с борта южноамериканского авианосца. Журналистика, естественно, профессия особая. И все таки, чисто по-человечески, не жутко ли было вам тогда? И нет ли ужаса во время ваших поездок на местности?

— Нет, я не боюсь ездить на местности. Может, это такая рисковая черта нрава, но там я чувствую себя в безопасности. Во-1-х, я владею языком, и арабы совершенно по другому относятся к людям, потрудившимся выучить их сложный язык. Ведь для их это не просто родной язык, да и святой язык Корана. Потому хоть какой иноземец, который гласит по-арабски, вызывает у их огромное почтение. Во-2-х, осознание местных реалий и того, как себя следует вести, тоже помогает. На территориях я чувствую себя как дома. Я там была много раз и знаю, что они задумываются, как они задумываются, как необходимо одеваться, как необходимо говорить. Время от времени полезно воткнуть в беседу цитату из Корана. Они ощущают, что у нас есть что-то общее, даже, невзирая на то, что я — израильская журналистка. Хотя знают об этом не всегда. К примеру, в страны, с которыми у Израиля нет дипломатичных отношений (Бахрейн, к примеру), я ездила по российскому паспорту. А так как временами публикуюсь и в русских СМИ, у меня есть и русская пресс-карта. Конкретно через Бахрейн я отправилась в Ирак на южноамериканском авианосце. Признаюсь, я все таки пережила там несколько неспокойных минут. В 1-ый денек войны наш корабль находился в 30 километрах от берегов Ирака, и по радиосистеме корабля каждые 5 минут докладывали о том, что воды, в каких мы находимся, заминированы. Всем находящимся на борту предписывалось надеть спасательные жилеты и собраться у столовой на случай, если всем нам придется отправиться к берегу вплавь. Это было не в особенности приятно. Но, с другой стороны, это ведь наша работа. Журналисты должны находится в схожих местах, чтоб донести до аудитории беспристрастную информацию о том, что происходит. На той войне это было нелегко.

Читайте также:  гимн израиля текст на русском

— Вы сотрудничаете и со Вторым израильским телеканалом. Журналисты ивритоязычных израильских каналов — это братья и сестры по перу либо все таки соперники? И как складываются дела меж корифеями израильской тележурналистики и юными репортерами с «Израиль плюс»?

— Естественно, на первом шаге нам была нужна помощь израильтян, так как мы все новенькие в данном деле. И работа с такими мастерами, как звезда израильского востоковедения Йехуди Ари, является неоценимым опытом. На данный момент все мы работаем в одной сфере, и здоровая конкурентность, естественно, подталкивает к совершенствованию. Наш канал маленький и юный. Не всюду можем быть, не на всё хватает людей. Тогда мы прибегаем к помощи Второго канала. Да и к нам, как к лучше разбирающимся в собственной специфике, обращаются за помощью. Так, например, наш политический обозреватель Миша Джагинов освещал для Второго канала последние действия в Грузии, так как у их не нашлось профессионала в этом вопросе.

— Один из самых фаворитных вопросов живущим в Рф евреям — «Что означает вам Израиль?». Я перефразирую его: скажите, Ксюша, что означает вам «Израиль Плюс»?

— «Израиль Плюс» — это моя 1-ая суровая журналистская работа. Освещение арабо-израильского конфликта и других связанных с арабским миром вопросов для русского зрителя — очень увлекательная и сложная задачка. Наш зритель очень требователен, он разбирается в нынешних реалиях и просит точной, свежайшей, новейшей, острой и животрепещущей инфы, при всем этом не делая никаких скидок. Очень нередко люди подходят ко мне на улице и продолжают дискуссию на тему прошедших в эфире материалов. Для меня канал «Израиль плюс» — это, сначала, его зритель

Материал подготовил Александр Фишман

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *