порошенко гражданин израиля и швейцарии

Для чего Порошенко заглядывает в рот Меркель?

порошенко гражданин израиля и швейцарии создатель Тарас Чорноиван Главный редактор веб-сайтов Компромат Украины и Тарасова правда

Вся эта эпопея с прекращением огня, с типо перемирием — театр для Европы. Все это Петр Порошенко сделал только ради того, чтоб угодить Меркель и США. На это ушло 27 жизней. Стоят ли эти жизни «успеха» Петра Порошенка?  Но давайте все таки посомтритм совместно, ради кого и ради чего это все делалось. А для того — проанализируем экономическое и политическое состояние Германии на данный момент. Для Украины Германия и Франция — главные «враги» в Европе. Они практически на сто процентов посиживают «под Путиным» и оттуда диктуют нам, что делать. Они оттуда умудряются даже осуждать украинцев и Украину. Все в угоду Путину. Так необходимы ли нам такие друзья? Процессы европейской интеграции Украины в значимой степени зависят от дела к ней со стороны главных государств Евро Союза, посреди которых наибольшее воздействие на эти процессы имеет Германия. Нрав отношений Германии с ее основными неевропейскими партнерами — США и РФ в значимой мере определяет и отношение к другим региональным стран, к событиям и процессам в различных частях евро окружения, в том числе и в Украине.

Новое правительство Меркель. сделанный в формате Большой коалиции, будет продолжать придерживаться обычных для германской политики принципов трансатлантической солидарности, акцентировать свою деятельность в большей степени на процессах совершенствования институтов ЕС в направлении большей их централизации, также стремиться к формированию подходящего для реализации собственных интересов интернациональной среды для предстоящей экономической экспансии и усилению воздействия в близком окружении Европы и в более широком мире.

Германия по праву считается ведущей государством Евро Союза, более заинтересована в распространении и углублении европейских интеграционных процессов. Не ставя впереди себя принципиальных глобальных целей, Германия в последние десятилетия сосредоточивается на чисто европейских дела и имеет репутацию страны с доминирующим воздействием на их решение.

После сентябрьских выборов в Бундестаг, на которых правящая партия ХДС/ХСС  одержала убедительную победу, 17 декабря 2013 было сформировано новое коалиционное правительство во главе с Ангелой Меркель, в которое вошли представители 2-ух огромнейших политических сил Германии — ограниченной партии ХДС/ХСС (41,5% голосов) и социал-демократов (СДПГ — 25,7%).

Вторично Меркель возглавляет Огромную коалицию ведущих политических сил Германии. Имея жесткий припас прочности, новое правительство Меркель в близкой перспективе будет доминировать в политической жизни страны, также оказывать влияние на внутриевропейские процессы и нрав европейской наружной политики. К этому времени А. Меркель с 2009 г. возглавляла консервативно-либеральной коалиции меж ХДС/ХСС и свободными демократами, сейчас, что проиграв выборы, не получили консульства в парламенте.

Социал-демократы получили довольно значимое консульство в новеньком правительстве. А именно фаворит СДПГ и многообещающий политик Зигмар Габриэль, имея должность вице-канцлера, сразу возглавил министерство экономики и энергетики, что дает возможность оказывать влияние на экономическую политику в рамках ЕС, также — на дела с Россией в сфере энергетики. Это принципиально в критериях, когда ставится задачка отказа от атомной энергетики и перехода на другие источники.

Ключевое министерство в сфере наружной политики возглавил также социал-демократ с огромным опытом Франк-Вальтер Штайнмайер, который уже управлял МИДом в первом правительстве Меркель (2005-2009 гг.) В конце концов, определенное воздействие на внешнюю политику будет также и новый министр обороны, представитель ХСС Урсула фон дер Ляйен, которая должна поддерживать взаимодействие с сотрудниками по НАТО, заниматься ожидаемым выводом германского контингента из Афганистана и проводить реформу вооруженных сил.

Все же, беря во внимание бесспорный авторитет и жесткий нрав А.Меркель, не достаточно кто колеблется что ей будет принадлежать решающее слово во всех вопросах как наружной так и внутренней политики. Долгое пребывание А. Меркель на посту канцлера (с 2005 г.) обеспечивает последовательность и прогнозируемость германской наружной политики, но следует также отметить, что поле наружной активности Германии ограничено определенными рамками, которыми ни один из германских фаворитов не имел способности пренебречь — трансатлантическая солидарность, европейская интеграция, осторожность в отношениях сМосквой .

Наружняя политика Германии в силу понятных исторических обстоятельств после поражения во 2-ой мировой войне отмечалась довольно пассивным нравом, а ее наружняя безопасность в большей степени обеспечивалась союзниками по блоку НАТО. Рост экономической мощи Германии почти во всем был обоснован отсутствием необходимости нести большие расходы на оборонные нужды.

Читайте также:  израиль история возникновения

Подобно Стране восходящего солнца имея одну из самых массивных экономик мира, а как следует и большущее воздействие в мировом экономическом пространстве, Германия в геополитическом смысле не рассматривается как влиятельная и активная глобальная сила, а ее присутствие в глобальном мире обосновано быстрее коллективными действиями. Роль страны в глобальных политических процессах ограничивается ролью в урегулировании конфликтов, миротворческих операциях ООН и НАТО, противотеррористических операциях, а именно в Афганистане.

Выход своим наружным амбициям Германия находит в формате евро интеграционного проекта, в каком она играет одну из главных ролей, будучи «локомотивом» интеграции и ее главным донором. Конкретно Германия брала на себя основную тяжесть преодоления последствий финансово-экономического кризиса в ЕС, что обосновано ее стратегической заинтригованностью в дальнейшем ЕС как влиятельной мировой мощи.

Через механизмы Евро Союза Германия реализует как свои ПанЕвропейские стратегические ценности, так и наружные цели в самой близкой округи Европы и поболее широком мире. Роль в структурах НАТО не предоставляет Германии значимых преимуществ беря во внимание доминирующее воздействие позиции США в этой организации. Этим обоснована незаурядная активность Германии в рамках ЕС, и сразу правительство пока показывает определенную пассивность в вопросах интернациональной безопасности.

Послевоенная Германия вообщем на уделяла внимания этим вопросам. До 1994 г. Конституция ФРГ воспрещала внедрение вооруженных сил за пределами страны даже с миротворческими целями. Исключительно в 2001 г. после 11 сентября канцлер Г. Шредер заявил о выходе наружной политики Германии на глобальный уровень в связи с противотеррористической борьбой.

Добиваясь евро регионального лидерства, схожем тому, которое пробуют сохранять США в глобальном измерении, Германия должна предложить своим европейским партнерам стратегическую политику, усиливать глобальную геополитическую роль Евро Союза и укрепит позиции ЕС в отношениях с теми же США, Китаем, Японией, другими глобальными центрами экономического роста. В неприятном случае такое лидерство не будет иметь смысла для других стран ЕС, а именно таких как Франция, Англия, Италия, Испания, которые имеют свои большие связи и интересы в мировом пространстве.

Так что ситуация смотрится парадоксальной — чтоб продвигать свои лидерские амбиции в формате ЕС, Германия должна отрешиться от классической себе пассивной позиции в глобальном измерении. С другой стороны, сохраняя внешнеполитическую пассивность Германия сразу навязывает схожую стратегическую политику и Европейскому Союзу в целом, так либо по другому приведет к понижению его роли в мире, а как следует вызовет внутреннюю напряженность геополитического сорта, что в купе с финансово-экономическими неуввязками в ЕС будет иметь разрушительные последствия.

Для нового правительства Меркель принципиально выработать стратегию выхода из этого противоречивого состояния, так как сосредотачиваясь лишь на текущих тактических вопросах преодоления финансово-экономических заморочек ЕС, навряд ли можно получить приемлемую перспективу развития в критериях усиления глобализационных вызовов.

Предшествующая каденция Меркель прошла под знаком борьбы с текущими финансовыми неуввязками Греции, Португалии, Кипра и других европейских стран, а как следует необходимы более стратегически взвешенные решения. Внутренние противоречия в ЕС требуют точного плана реформирования финансово-экономической системы с тем, чтоб избежать ситуации, когда бедные страны ЕС питаются за счет более богатых, угрожая при всем этом выходом из ЕС.

Германия оказывает помощь ряду средиземноморских стран ЕС, но взамен просит формирования действенной экономической системы на принципах большей централизации структур ЕС. Для этого Меркель планирует внести конфигурации в договорную базу ЕС по расширению возможностей Еврокомиссии в вопросах экономической и денежной политики, а именно по новым правилам контроля над экономной и экономической политикой отдельных государств ЕС. В свою очередь, последние получат огромные способности получения денежной помощи.

В стратегической перспективе это будет означать достаточно суровое усиление воздействия Германии и в политических вопросах развития ЕС. Но усиление политической централизации в ЕС вызывает существенно больше сопротивление со стороны других государств-членов ЕС, не подверженных поступаться частью политического суверенитета.

Коалиционное соглашение меж социал-демократами и консерваторами, которое делает функции программки нового правительства, предугадывает также инициативы, направленные на укрепление и активизацию Общей наружной политики и политики в области безопасности, определения стратегических целей и ценностей наружной политики ЕС также — поддержку европейской интеграции в оборонной сфере, направленной на формирование в стратегической перспективе европейских вооруженных сил.

Читайте также:  на каком континенте находится израиль

Рвение Германии к большей самостоятельности в сфере оборонной политики и политики безопасности пока не выходит за границы классической для нее трансатлантической солидарности. Но в вопросах роли в миссиях НАТО за пределами Европы Германия сохраняет осторожность, считая, что решением конфликтных ситуаций в других частях мира должны заниматься другие международные организации.

В октябре 2001 г. парламент Германии утвердил роль германского военного контингента в противотеррористической операции в Афганистане, но годом позднее правительство Г. Шредера решительно выступил против войны в Ираке. В продолжение этой полосы поведения действует и правительство Меркель, который отстранился от операций НАТО в Ливии. В 2014 г. Германия планирует вывести войска из Афганистана.

Невзирая всю осторожность в вопросах использования вооруженных сил за пределами ЕС приверженности идеям трансатлантической солидарности просит от Германии неизменного согласования собственных внешнеполитических ценностей со стратегическими целями США. От этого почти во всем зависит расширение экономической и политической экспансии Германии в глобальном мире, в особенности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Поддержка США является нужным и для укрепления воздействия в мире европейском, в особенности посреди государств — новых членов ЕС и НАТО.

На этом фоне германские политики были неприятно поражены шпионским скандалом в связи с прослушиванием мобильной связи Меркель спецслужбами США. Восстановление доверия Германия лицезреет на пути заключения общего соглашения о прекращении шпионской деятельности относительно дружеских стран и принципов хранения и обмена скрытой инфы.

Правительство Меркель, в отличие от политики «особых отношений» собственного предшественника социал-демократа Шредера, занимает более жесткую позицию в отношениях с РФ. Сразу имея общие интересы в энергетической сфере, Меркель может идти и на определенные уступки русским амбициям — так во время Бухарестского саммита НАТО (апрель 2008) она выступила против расширения НАТО за счет Украины и Грузии. Вобщем после российско-грузинского конфликта 2008 г. А. Меркель выступает за вступление Грузии в НАТО.

В Коалиционное соглашение нового правительства в первый раз включена статья об отношениях с РФ, которая предугадывает расширение партнерства до уровня представителей штатского общества, также — привязку отношений с РФ в общий контекст отношений ЕС-РФ. Это значит определенную корректировку политики в немецко-российских отношениях, так как для РФ всегда было прибыльнее решать все текущие вопросы на двухстороннем уровне. В новых критериях Наша родина должна считаться с видением Польше, которая будет отвечать за восточное направление политики ЕС.

Германия является поочередным приверженцем расширения ЕС на восток и заинтересована в сохранении стабильности государств Восточной Европы. Чувствительным остается вопрос вступления в ЕС Турции, противником чего выступает Меркель, она соглашается только предоставить этой стране статус «привилегированного партнерства». Сдержанность в этом вопросе обоснована значимым ростом турецкой диаспоры в Германии — этот процесс может стать более насыщенным с открытием границ и включением турецкой экономики в общий рынок ЕС. Исторически сложилось, что Турция не воспринимается как европейское правительство. В Германии склонны рассматривать эту страну быстрее как коридор для проникания на Ближний Восток.

После срыва подписания соглашения об ассоциации ЕС с Украиной на Вильнюсском саммите в конце ноября 2013 и в итоге следующих событий в Украине перед Германией и другими европейскими государствами украинский вопрос встал как суровая неувязка интеграционной и наружной политики, нерешенность которой может подорвать общее состояние безопасности и стабильности на востоке Европы, также значительно сказаться на нраве германо-российских и европейско-российских отношений. На сей день ни германское правительство, ни другие европейские фавориты не точного ответа на то, какого типа внешнеполитического поведения в этом вопросе следует соблюдать — направленной на защиту демократических ценностей, на базе которых сотворена новенькая Европа, либо — на реализацию собственных прагматических интересов.

Новое правительство Меркель, что созданно в формате Большой коалиции, будет продолжать придерживаться обычных для германской политики принципов трансатлантической солидарности.

Беря во внимание главную роль Германии в Европейском Союзе и в европейских делах в целом, в интересах Украины инициировать широкий диалог с германскими правительственными кругами, парламентскими партиями и структурами штатского общества по вопросам грядущего европейской интеграции нашего страны.

Чорноиван Тарас

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *